i_mar_a (i_mar_a) wrote,
i_mar_a
i_mar_a

Каменные стражи Котуйкана

Оригинал взят у mik_sazonov в Каменные стражи Котуйкана
Предисловие.

История освоения русскими просторов Таймыра, Северо-Сибирской низменности и Среднесибирского плоскогорья началась в конце первого или в начале второго десятилетия 17 века. Торговые и промышленные люди к тому времени уже хорошо исследовали Енисей и основали на этой великой реке несколько городков. В их числе был и Туруханский городок (ныне Туруханск), превратившийся в крупный населенный пункт Мангазейского воеводства. Оттуда в поисках новых «землиц» мангазейцы пошли на восток. В 1626 году в месте слияния рек Хета и Котуй, то есть там, где начинается река Хатанга, было основано первое русское поселение – Пясидское ясачное зимовье. По долине Котуя  первопроходцы поднялись на Среднесибирское плоскогорье с севера, проследив эту составляющую Хатанги на 500км, и в 1634 году на богатом рыбой озере Ессей ( у 68° 30´ с.ш.) поставили другое ясачное зимовье. И скорее всего в то же время кто-то из них исследовал крупный правый приток Котуя – реку Котуйкан.

Хат2


Котуйкан берет начало на Анабарском плато и пересекает его с юго-востока на северо-запад. Анабарское плато расположено в северо-восточной части Средне-Сибирского плоскогорья. Эта территория входит в состав Таймырского района Красноярского края и Якутии.



В геологическом отношении плато Анабар уникально. Анабарский щит, территориально совпадающий с Анабарским плато, построен так называемыми докембрийскими породами. Здесь выходят на поверхность одни из самых древних в геологическом отношении горных пород — протерозойские и архейские, имеющие возраст соответственно 1,6–2 млрд. лет и 3 - 3,5 млрд. лет.



История образования этих пород геологами описывается так: в течение многих миллионов лет Сибирская платформа дрейфовала из южного полушария Земли к ее текущему положению в северном полушарии. Над ней долгое время плескался теплый океан, в котором накапливались морские осадки разных геологических эпох. В результате поднятия океанского дна самые древние осадочные породы оказались на поверхности именно в районе Анабарского плато.



Река Котуйкан за миллионы лет прорезала в этих породах свою долину и сотворила один из самых величественных пейзажей на Земле. Река обнажила геологические слои, по которым можно прочитать историю Земли и, как на машине времени, попасть на миллиарды лет назад, в прошлое.

меандр на реке Котуйкан

Начинается это путешествие с рифейского периода протерозоя (1,6 млрд. лет назад) – это верховья Котуйкана и заканчивается архейской эрой (3 - 3,5 млрд. лет назад) – низовья Котуйкана. Песчаник с отпечатками морского дна и строматолиты  являются зримыми доказательствами этой теории.



Строматолиты – следы жизнедеятельности цианобактерий (еще их неправильно называют сине-зелеными водорослями), которые в Архейскую эру ( примерно 3,5 млрд. лет назад)  стали первыми живыми организмами в древнем океане Земли, способными к фотосинтезу, сопровождающемуся выделением кислорода.
Именно они, по общепринятой версии, создали на Земле кислородную атмосферу. В настоящее время цианобактерии стоят в начале большей части пищевых цепей и производят значительную часть кислорода (от 20 % до 40 %).

строматолиты плато Анабар

Строматолиты на Котуйкане имеют полукруглую форму и слоистую структуру – как у кочана капусты. Морозное выветривание разрушает большие строматолитовые глыбы на небольшие куски, которые легко расслаиваются при небольшом усилии. Под ногами они хрустят и ломаются. Создается впечатление, что идешь по осколкам глиняных сосудов в каком-то заброшенном и затерянном во времени городе.

строматолиты плато Анабар

Вода и ветер, перепады температуры сформировали здесь удивительный ландшафт. Многокилометровые каменные осыпи тянутся вдоль берега. Среди них острые как пики скалы взмывают в воздух, напоминая средневековые города, застроенный зданиями в готическом стиле. Нужно совсем не много фантазии, чтобы населить их разумными существами в духе " Властелина колец" или "Звездных войн".



Однажды, на полуострове очерченным речным меандром, мы обнаружили великолепные каменные останцы – каменные стражи Котуйкана.



Один останец имеет собственное название – Витязь. Не нужно много воображения, чтобы увидеть могучие плечи и две твердо стоящие на земле ноги. Рядом не менее красивые останцы – башенки, пики и «летучие» камни.



Если отвлечься от лирики, то можно сказать, что плато Анабар - одно из самых труднодоступных и экологически чистых мест в России, территория, не затронутая хозяйственной деятельностью человека.



Сплав на рафтах по реке Котуйкан.

Всем проживающим в Европейской части России лето 2010 года запомнилось небывалой жарой и дымом лесных пожаров. Из-за плохой видимости отменялись авиарейсы. Но всё же 9 августа наша группа вылетела из аэропорта Внуково в Хатангу.  При подлете к аэропорту Хатанги небо прояснилось – внизу просторы тундры, местами на северных склонах сопок белеют снежники. Много небольших озер и характерная для условий вечной мерзлоты полигональная тундра.

Поселок Тура - аэропорт

Вечером того же дня вылетели на вертолете Ми-8 в направлении реки Котуйкан. Сверху пейзаж не примечательный и кажется пустынным: невысокое каменистое плато Анабар, покрытое желтеющей тундровой растительностью, изредка рассекают реки, берега которых обрамлены зеленью деревьев. Впечатление оказалось обманчивым. Это все равно, что рассматривать крупномасштабную карту – деталей не видно. Как только вертолет снизился до 200 метров и полетел вдоль русла Котуйкана, повторяя ее изгибы, вся команда прильнула к иллюминаторам. Река, блестя на солнце в перекатах, петляла среди высоких берегов, поросших лиственницей. Очень красивые виды! Радовало еще осознание того, что мы, наконец, после трудного и долгого перелета у цели.



Вертолет приземлился рядом с устьем небольшого притока Котуйкана, рядом с полуразрушенной избой времен первых геологических съемок.  Место это очень удобное – с высокого и ровного берега открывается великолепный вид на реку. Комаров и мошки практически нет, хотя совсем недалеко от избы начинается небольшой заболоченный участок. Нам крупно повезло - заморозки до нашего приезда убили кровососущих насекомых.

Закат на Котуйкане

Вечером я - автор этого отчета и Виталий - фотограф поднялись на соседнюю сопку – 512м. Такие радиальные выходы впоследствии стали для нас традиционными – на каждой стоянке после ужина мы забирались на ближайшую гору. Поднимались вверх по угнетенной лиственничной тайге с подлеском из карликовой березы. Под ногами камни, покрытые ягелем, голубикой, морошкой и другими видами растений. На склоне растет много кустиков пахучего рододендрона. Когда нет ветра, можно уловить в воздухе его терпкий запах.

131

Наверху на многие километры вокруг серые каменные холмы, разделенные зелеными распадками. Вокруг тишина и безмолвие. Физически ощущается отсутствие цивилизации. Наверное, то же самое почувствуют космонавты, высадившиеся на Марсе.

010

Характер реки.

В первый день сплава наша флотилия - два рафта и одиночная лодка поддержки - без труда проплыла 37 км. Река сама несет рафты по течению со скоростью от 5 км\ч на плесах и до 10км\ч на перекатах, нужно лишь изредка грести веслами, чтобы обходить камни в русле. Рекордным стал третий день, за который мы проплыли 42 км, при этом постоянно забрасывая спиннинги. Правда, люди стали роптать – «куда спешим», «куда летим», «все интересное пропустим»! И хотя впереди нас ждали еще более красивые места, решили больше не торопиться.



На Котуйкане отсутствуют серьезные пороги из-за мягкости осадочной породы, которую легко размывает река. Единственный заметный порог на реке, в котором пришлось активно работать веслами, не представляет опасности. В этом месте русло сужается, основной чистый слив находится у правого берега, слева пройти так же можно, но нужно обходить крупные камни.



Здесь может быть опасен быстрый подъем воды в результате ливневых дождей. Каменистое основание плато Анабар, вечная мерзлота и тонкий слой тундровой растительности не могут удержать большого количества дождевой воды, которая сразу скатывается в реку, сильно повышая ее уровень.



На 8 день похода Виталий проснулся в 5 утра, чтобы на рассвете сделать несколько хороших кадров. Благодаря этому он спас нашу команду от погони за рафтами по берегу с непредсказуемым исходом. За ночь вода поднялась и не привязанные рафты уже качались на воде, готовясь к отплытию. Всякая кухонная мелочь: миски, кружки и разделочные доски виднелись под водой в метре от берега. Единственная невосполнимая потеря от наводнения – тефлоновый противень, который мы оставили вечером на берегу после жарки рыбы. Он уплыл.

Стоянки на реке.

Хороших стоянок на реке не много, поэтому мы часто останавливались на галечных берегах, выбирая более менее ровные площадки. Старались выбирать места с красивыми видами на каменные останцы. В одном из таких мест мы остались на дневку: противоположный берег – крутая каменная осыпь и огромные каменные башни, изрезанные трещинами. Здесь у нас был банный день. В первой половине дня сложили большой костер. Между бревнами набросали камней и подожгли. Через 2 часа костер прогорел и раскаленные камни были перенесены в походную баню. Баня удалась на славу, веники только были из лиственницы, за неимением березы.



Однажды долго искали подходящую стоянку, но ее не было, поэтому встали в довольно неудобном месте. Небольшой ручей, впадающий в Котуйкан, образовал небольшой галечный вынос, на котором удалось поставить 2 палатки. Еще две палатки разместились чуть выше на крохотных площадках. Но когда место обжили, запылал костер, и сугудай из хариуса пошел под водку, то стало ясно, что это уютная и забавная стоянка. Позже это место получило название «стоянка с водопроводом и канализацией», потому что воды из ручья можно было зачерпнуть кружкой не вылезая полностью из палатки.



Запомнилась стоянка на большом галечном пляже, после которого начинался красно-коричневый обрывистый берег, сложенный из уже знакомых нам волнистых плиток песчаника. После ужина часть команды отправилась его исследовать, остальные пошли рыбачить. Расцветка слоев песчаника варьируется от светло коричневого до темно бордового. Здесь свой, более теплый микроклимат – солнце греет обрывистый берег целый день и поэтому лиственницы здесь внушительной толщины. На краю обрыва приютился куст красной смородины с красными, но очень кислыми ягодами. Примерно посередине обрыв прорезает ручей, который выносит в Катуйкан какой-то корм. И плавники хариусов в этом месте то и дело появляются из воды. В одном месте на каменной полке навалена округлая куча хвороста – гнездо сапсана.



Еще одна стоянка получила собственное имя - «стоянка на мраморном полу». После долгого и трудного дня, в который нас потрепал внезапно налетевший холодный циклон, причалили к длинной и достаточно широкой каменной полке, выточенной в отвесной скале правого берега. Весенний разлив каждый год шлифует и чистит эту площадку. Возникает впечатление, что под ногами белый мраморный пол. На нем мы и поставили палатки.



Литосферная база РАН.

На Катуйкане находиться заброшенная еще в начале 90-х годов прошлого века Литосферная база РАН. Жилой деревянный дом еще вполне пригоден для зимовки, только в пристройке и на веранде протекает крыша.



Внутри дома все осталось нетронуто и мы словно перенеслись в последние годы существования Советского Союза: на стене висит советский вымпел с портретом Ленина, на столе лежит несколько советских журналов. На полках стоят книги и специальная литература по геологии. Отдельно лежат рулоны кальки с абрисами рек и ручьев. В деревянном ящике – большой мешок с мукой, испорченной и поеденной какими-то жучками. В холщевом мешке, подвешенном к потолку - соль, крупы и макароны. В еще одном ящике – тушенка 1993 года выпуска.



В пристройке к дому валяется куча инструментов и материалов, уже основательно сгнивших. Недалеко от дома стоит бензиновый генератор и 200 литровая бочка, на дне которой еще плещется бензин. В 50 метрах от дома есть вертолетная площадка, на которой валяются ржавые пустые бочки из-под топлива.



Невдалеке странное сооружение, скорее всего, печь для выпечки хлеба. Рядом в вечной мерзлоте выдолблен погреб метровой глубины для хранения мяса и рыбы летом. Чуть в отдалении от дома на берегу ручья стоит деревянная баня с отличной железной печью обложенной камнями. При желании ее можно натопить и попариться с комфортом.



Территория базы медленно зарастает молодыми лиственницами. 15 лет без хозяина не прошли даром. Природа медленно возвращает себе утраченные владения – каменный глухарь устроил себе гнездо под гнилым брезентовым навесом прямо в лотке для промывки песка.

Еще один заброшенный лагерь геологов мы обнаружили в устье реки Илия. На высоком берегу стоит каркас палатки и валяются ржавые бочки.




Погода

Через 2 дня после начала сплава установилась чудесная погода - тепло и солнечно. Иногда даже плыли раздетые по пояс, загорали. А учитывая отсутствие комаров и мошки можно сказать, что мы оказались на курорте семидесятой широты!



И все же природа избавила нас от искаженного впечатления о Крайнем Севере. Утром 21 августа сквозь облака проглядывало солнце, но стало заметно холоднее. Как только собрали лагерь и отчалили - пошел дождь, температура упала по ощущениям до +5 градусов. Порывистый встречный северный ветер заставлял грести изо всех сил. Примерно час мы преодолевали прямой участок реки длинной не более 2 километров, прижимаясь к берегу, где была волна поменьше. Единственный плюс от такой гребли - тепло вырабатываемое организмом не давало замерзнуть. Север показал нам свое истинное лицо – суровое, небритое, с обмороженным носом и инеем на усах. До этого на нем была лишь веселая карнавальная маска, которая нас расслабила и заставила поверить, что мы на сказочном курорте, где можно загорать, не спеша сплавляясь по течению, наслаждаться красотой пейзажей и ловить рыбу. Экипаж рафта №1 сдался и причалил к берегу, чтобы развести костер и согреться. Экипаж рафта №2 упорно греб вперед, и только остановившись на обед, погрелся водкой. Однако к вечеру холодный циклон ушел, и выглянуло солнце. Жить сразу стало лучше и веселей!




Животный мир

Первых северных оленей мы увидели на третий день сплава. С этого дня они были нашими постоянными спутниками: стояли на берегах, переплывали реку прямо перед рафтами, проходили совсем рядом с нашим лагерем на берегу.
Дикие северные олени хорошо приспособлены к суровым условиям жизни в тундре и заселяют её территорию вплоть до побережья Северного Ледовитого океана. На Таймыре самое большое стадо диких оленей - около 600 тыс. голов. На зиму олени откочевывают в лесотундру, и мы как раз оказались на пути их ежегодной миграции на юг. Летом, спасаясь от гнуса, они уходят далеко на север.

северный олень

Для жителей Хатанги это хорошая возможность запастись олениной на зиму. Бьют их там сотнями, но, похоже, это не сказывается на численности популяции. Нередки случаи, когда одиночные олени переплывают широченную реку Хатанга и проходят прямо по улицам поселка.
Самая замечательная встреча с оленями произошла, когда мы рассматривали и фотографировали каменные останцы на полуострове, образованном речным меандром. Вдруг группа северных оленей стала переплывать реку в нашем направлении. Два крупных самца с ветвистыми рогами, несколько самок и молодняк разного возраста поднялись по склону и вышли прямо на нас. Они медленно прошли всего в 30 метрах, на ходу поедая листву карликовой березы. Нам удалось сделать ряд замечательных фотографий.

группа северных оленей

Перед крупным левым притоком Котуйкана – рекой Илия произошел еще один забавный эпизод. Олениха с олененком решилась переплыть реку примерно в 100 метрах перед моей лодкой. Ширина реки в том месте была примерно 50 метров. Доплыв до противоположного берега, животное по непонятной причине повернуло назад и поплыло в обратную сторону. Несчастный олененок, борясь с течением и выбиваясь из сил, поплыл вслед за матерью. А я, плывший в этот раз один, как раз прибавил ходу, поэтому разминулся с ними всего в 10 метрах. В этот момент олениха посмотрела на приближающуюся лодку, и я увидел ее испуганные глаза. Незабываемое впечатление!

олениха с олененком


Однажды во время сплава кто-то из нашей команды увидел белую точку у кустов.  Когда подплыли ближе стало ясно, что это полярный волк. Волк видимо в первый раз увидел рафты и людей, поэтому пошел к нам навстречу. Звери тоже обладают любопытством! И только когда мы все сошли на берег и стали к нему приближаться, сработал инстинкт самосохранения и он убежал в лес. Красивый был волчара – светлобежевая шерсть как у Акеллы из мультфильма про Маугли!



На Котуйкане нам попадалась рыба трех видов – сиг, хариус и таймень. Хариуса ловили больше, чем могли съесть, сига – меньше чем хотелось бы, а тайменя поймали всего 5 штук. Методом проб и ошибок определили самую уловистую блесну - маленькая белая вращалка, например Mepрs #4.

Анабарский таймень

А я  придумал новый способ ловли тайменя - «на живца»!



Возвращение в Хатангу.

Конечной точкой маршрута было место слияния Котуйкана и Котуя. Очень красивое место! Здесь Котуй, стиснутый скалами с обеих сторон, по ширине почти не отличается от своего притока.

устье реки Котуйкан

Забирал нас оттуда катер на воздушной подушке «Марс 20». Быстро погрузили в него наше снаряжение и поплыли в Хатангу. Постепенно все нашли уютное положение в креслах и задремали под шум двигателей. Поэтому незамеченным остался поселок Каяк, расположенный на правом берегу Котуя. В поселке живут шахтеры самой северной в России угледобывающей шахты «Котуй». Шахта эта во многом необычна: находится в вечномерзлых грунтах. Ствол шахты расположен горизонтально, шахтеры входят в нее с крутого берега реки.

устье реки Котуйкан

Хатанга - один из самых северных населённых пунктов России. Население — около 3 тыс. человек. Село расположено на реке Хатанга. Хатанга - по-эвенкийски означает «большая вода», «много воды». На месте нынешнего поселка Хатанга изначально было ясачное зимовье Нос, или Козлово. Оно возникло в 1660 - 1670 гг. Основной причиной выбора именно этого места стал недоступный для наводнений высокий речной яр, с которого открывается хороший обзор реки. Такие высокие обрывистые полуострова, или мысы, на реках и морях землепроходцы называли «носами» или «носками». И лишь позднее поселение получило название Хатанга.

устье реки Котуйкан

Таймырский округ, пожалуй, самый многонациональный из всех северных округов. Достаточно сказать, что из 36 малочисленных северных народностей 6 проживают здесь. Это долганы, нганасаны, ненцы, эвенки, энцы и эвены.

долгане в Хатанге

Большинство построек в Хатанге - двухэтажные дома послевоенной постройки. Но есть и несколько многоэтажных домов, в одном из которых размещается погранотряд, еще в одном гостиница «Заполярье». Есть школа, детский сад. Телерадиоцентр выделяется набором разнокалиберных антенн на крыше.

Хатанга

Есть несколько кафе и много небольших продуктовых магазинов. Ассортимент продуктов питания примерно такой же, как и в магазинах в Центральной России – есть все необходимое, только минимум в 3 раза дороже. Например, баночное пиво Балтика №7 стоит 120 руб., колбаса Докторская - 520 руб. за килограмм. В промтоварном магазине полутора литровая эмалированная кастрюля - 500 руб. Дороги засыпаны шлаком из угольных котелен и они довольно ровные. Летом в сухую погоду их поливают водой, чтобы не было пыли.







Tags: География, Таймыр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments