Categories:

Российские историки 19-го и 20-го веков о Тартарии

Считается, что о существовании в недавнем прошлом на территории России  государства под названием Тартария русскоязычное население впервые узнало уже в начале 21-го века, от русского ученого физика-теоретика Николая Левашева. Но информация о Тартарии имелась в России и до него. И, вполне возможно, что она не скрывалась. Просто не афишировалась. Как я теперь понимаю, в 19-м веке о Тартарии помнили еще все. Во-всяком случае, в найденных мной в интернете книгах русскоязычных авторов того времени упоминается Тартария. Например,  в книге Валериана Киприанова «Живописная история архитектуры России, а затем обзор климата, обычаев и развития цивилизации в этой стране ", опубликованной в 1864 году в Санкт-Петербурге на французском языке. По этой книге я написала цикл статей «Древнерусская архитектура в иллюстрациях Киприанова» . В Сборнике русской истории Г. Миллера.

Важная книга о России

Все книги перечислять не буду. Скажу о тенденции, которую я заметила: по мере более позднего издательства слова «Тартария» и «тартарин» в книгах заменялись на «Татария» и «татарин». В  книгах, изданных в 20-м веке, Тартария уже не упоминалась. Но, по крайней мере, одна книга, упоминающая Тартарию, хранилась в советской библиотеке. Эта книга называлась «Северная и Восточная Тартария». Она была подарена Петру 1 ее автором, голландским политиком и предпринимателем Николаасом Витсеном. И хранилась она в библиотеке Академии Наук в Ленинграде. Книга, правда, была написана на голландском языке. Поэтому в 20-м веке в СССР ее уже мало кто мог прочитать. Но, тем не менее, специалисты об этой книге знали. Так выглядит ее заглавная страница:

Вот, что сообщает об этой книге голландский источник:

«Самая важная книга, когда-либо написанная голландцем о России, - «Noord en Oost Tartarye» («Северная и Восточная Татария», 2 тома размером фолиант, 1000 стр., 130 иллюстраций), опубликованная в Амстердаме в 1705 году и посвященная царю Петру Первому. Ее автор, бургомистр Амстердама Николаас Витсен, изучил и раскрыл в этом колоссальном исследовании всю имеющуюся в то время информацию о все еще очень неизвестных северных частях России и Азии

Конечно, это не единственный источник информации о Тартарии. Существует масса других книг, и масса карт. Сейчас оцифрованные книги и карты находятся в свободном доступе в интернете.  Необычностью ситуации можно считать тот факт, что все эти сотни (тысячи?) источников информации о Тартарии имеются и хранятся в иностранных библиотеках, в то время, как в нашей стране до недавнего времени имелся только 1 экземпляр 1 книги о Тартарии, и тот не известный широкому кругу читателей. И это не смотря на то, что именно наша страна имеет к этой самой Тартарии непосредственное отношение, потому что находится на ее территории. Тартария – это часть нашей истории, о которой многие еще ничего не знают.

История русского перевода книги о Тартарии

Ну а та единственная книга о Тартарии, которая  хранилась в России, была переведена на русский язык еще в середине 20-го века. Была переведена, но не издана. А перевод представлял собой рукопись из 20 толстых папок, заполненных листами, исписанными с двух сторон от руки. Понятно, что в таком виде доступ к книге был ограничен. Широкий круг русскоязычных читателей получил возможность ознакомиться с этим переводом только в 2011 году, когда голландское издательство Pegasus издало переведённый на русский язык 3-х томный труд Николааса Витсена и подарило его экземпляры некоторым российским библиотекам.

После издания этого 3-х томника была издана книга об авторе его перевода, Вильгельмине Трисман, урожденной голландке, но иммигрировавшей в Россию (Ленинград) в 1925 году, ставшей впоследствии сотрудницей  Индонезийского отдела Музея антропологии и этнографии (МАЭ), где требовалось знание голландского языка. Книгу написала Жанин Яхер, голландский историк, независимый исследователь, писатель  и переводчик. Называется она «Wilhelmina Triesman, 1901-1982 Een Nederlandse in Leningrad» (Вильгельмина Трисман, 1901-1982 голландка в Ленинграде), и основана на документальных источниках  - письмах самой Вильгельмины, дневниках ее мужа, ученого-этнографа Андрея Данилина и воспоминаниях их дочери, Лидии Данилиной (которая, кстати, и занималась оцифровкой рукописей своей матери, благодаря чему русский перевод книги Витсена увидел свет).

Именно из той книги я и узнала подробности перипетий перевода «Тартарии» и ответ на вопрос, почему этот перевод был издан только сейчас, спустя более полувека  после его создания. Собственно об этой книге уже есть статья на нашем сайте: «Северная и Восточная Тартария. Часть вторая» Но я дополню эту информацию цитатами из самой книги:

«В конце 1945 года у профессора Степанова возникла идея дать Вильгельмине специальное задание, не имеющее ничего общего с управлением индонезийской коллекцией. Он спросил ее, готова ли она сделать русский перевод «Северной и Восточной Тартарии», очень обширной работы бургомистра Амстердама 17-го века Николаса Витсена, посвященной Сибири, Монголии и Центральной Азии. Ученые, такие как Степанов, которые профессионально занимались историей Сибири, знали, что Витсен был первым западноевропейцем, который создал большую карту этих областей в 1687 году, а в 1705 году собрал все знания об этом в то время в двух толстых томах. Книга и карта стали дорогостоящими антикварными раритетами, но копии обоих были сохранены в Ленинградской государственной библиотеке.
Русские эксперты Сибири не знали голландский язык 17-го века, и поэтому они не могли читать «Северную и Восточную Тартарию». Они знали, однако, что в этой книге содержится информация, которая также представляют интерес для историков в 20-м веке. В 18-м веке члены Академических наук, которые часто были немецкого происхождения, смогли активно консультироваться с чрезвычайно информативной работой амстердамского друга Петра Великого при подготовке своих научных экспедиций в Сибирь.»

Российские историки 19-го века, знавшие о Тартарии

Советские ученые 20-го века знали об этой книге и понятие «Тартария» было им знакомо. А российские ученые 19-го века не только знали об этой книге, но и активно ей пользовались:

«В 40-х годах 19-го века немецко-российский ученый Иоганн Фридрих фон Аделунг, занимавший тогда пост президента Академии наук, снова отметил, что Витсен собрал ошеломляющее количество знаний, которые «по-прежнему важны и полезны для России сегодня». Он был очень удивлен, что «Северная и Восточная Тартария» до сих пор не переведена, и единственное объяснение, которое он смог придумать, - это колоссальный объем сочинения Витсена и язык, на котором оно было написано. Даже в конце 19-го века книгу Витсена все еще плодотворно использовали ведущие ученые, такие как Леопольд Шренк и Фридрих Вильгельм Радлов, оба также бывшие директорами МАЭ (музей антропологии и этнографии РАН, Кунсткамера). По словам известного в то время антрополога Александра Пыпина, Северная и Восточная Тартария "была самой замечательной работой об Азиатской России, когда-либо написанной иностранцем".»

Упомянутые в тексте историки: Фёдор Павлович А́делунг

Аделунг родился в Польше, получил образование в Германии, в 1794 г. переехал в Петербург и писал свои научные работы исключительно на немецком языке. Интересно было бы посмотреть эти карты России с 1306 по 1699гг., но не нашла. А вот «Критико-литературное обозрение путешественников по России до 1700г» в интернете имеется.  И оригинал на немецком языке: «Kritisch-literärische Übersicht der Reisenden in Russland bis 1700, deren Berichte bekannt sind». В этой книге Аделунг приводит список из более 300 источников, содержащих описания путешествия по России. Слова «Тартария» или «тартары» в книге упоминается 146 раз. Правда, в русском переводе «Тартария» заменена на «Татария»:

Фрагмент книги Ф. Аделунга «Критико-литературное обозрение путешественников по России до 1700г»
Фрагмент книги Ф. Аделунга «Критико-литературное обозрение путешественников по России до 1700г»

И подтверждает информацию М. Бодрана, что тартары – это переименованные скифы:

О чем я уже писала в цикле статей «Тартария - это Скифия». Следующий историк из текста: Леопольд Иванович фон Шренк

Источник
Источник

Источник

Этот уже практически русский – родился на Украине. Писал книги, правда, тоже только на немецком языке. Так же был занят изучением Сибири. В интернете имеется несколько томов его сборника  «Beiträge zur Kenntniss des Russischen Reiches und der angrenzenden Länder Asiens» (Вклад в познание Российской империи и соседних стран Азии), 1839-1861гг. Но там «тартары» и «Тартария» уже не упоминаются, только «татары». Он говорит о вторжении татар, но термин «иго» не употребляет. Вот этот фрагмент, по-моему, описывает начало переломного момента в истории, когда Европа одержала победу над всем остальным миром, и начала распространять свое влияние повсюду:

Фрагмент из книги Л. Шренка «Вклад в познание Российской империи и соседних стран Азии»
Фрагмент из книги Л. Шренка «Вклад в познание Российской империи и соседних стран Азии»

Перевод:

«Последнее вскоре научит нас тому, что самым общим и существенным содержанием всей современной эпохи является не что иное, как обобщение цивилизации в самой Европе и распространение европейских форм жизни по всем другим частям мира. Фактически, еще в 15-ом веке мы едва ли  находим в сердце Европы самое распространенное средство духовного общения - книжное мастерство, и эта часть мира выдавливает азиатские вторжения арабов и монголов (вместе с татарами) обратно. Теперь, после победы Европейской жизни и на Западе и на Востоке, распространяется она  за пределы своих прежних границ. На западе она продвигается частично к берегам Африки и Индии, частично к морю и Новому Миру. Что начали португальцы и испанцы, продолжили голландцы, англичане, французы, датчане, шведы и немцы. На востоке она пересекает Урал и неумолимо идет к Охотскому морю и так же к Новому Миру. Там где восточный или славянский поток сливается с западным, португальским и испанским, германские народы продолжали сталкиваться. Это произошло в Портианд-Сунде, где русские владения отошли британцам. С берегов, где приземлилась европейская жизнь, она проникает повсюду вглубь. Следующие несколько веков завершат то, что началось в прошлом. Этот процесс слишком общий и слишком мощный, чтобы мы могли считать его временным.»

Здесь, наверное, имеется в виду Саут-Портленд, город в округе Камберленд, в штате Мэн, США. Шренк называет дату - 15 век. Это век, в котором, по мнению некоторых исследователей реальной истории, как раз и произошла катастрофа,  перекроившая географическую, а заодно и политическую карту мира.  Маленькая, невежественная Европа вдруг поднимает голову, скидывает с себя «татаро-монгольское иго» и начинает экспансию всей планеты. В этом тексте как бы разделены понятия «Азия» и «Восток», хотя по логике, это одно и то же. Но в Азию помещаются арабы с татарами и монголами, а на восток – славяне, а по смыслу – накладываются одни на других. Практически об этом же, только немного по-другому писал когда-то и Николаас Витсен:

Фрагмент из книги «Северная и Восточная Тартария»
Фрагмент из книги «Северная и Восточная Тартария»

Возможно, все верно он описал, но с той поправкой, что не в руках арабов были сосредоточены все науки и искусства того времени, а в руках скифов-тартар-славян. Или кого в те времена называли арабами? Может, как греков – совсем не тех, кто имеют в виду сейчас? Как пишет сам Витсен далее, и в его времена было принято под одним названием считать совсем другое понятие:

Фрагмент из книги «Северная и Восточная Тартария»
Фрагмент из книги «Северная и Восточная Тартария»

Это те моголы, которые основали империю Великих Моголов на территории бывшего Индо-скифского царства. О чем я писала в статье «Тартария – это Скифия, часть 5». Потомки тех «северных богов», которые оставили человечеству в наследие Веды, содержащие сведения о градостроительстве, архитектуре, астрономии и астрологии, философии, а также грамматике, математике, химии и медицине, политике и юриспруденции, гражданских законах, воинском искусстве, логике, социологии, строении атома и  Вселенной. Изучая которые ученые 19-го века пришли к выводу, что написаны они могли быть только проживающими на северном полюсе. Об этом писал индийский исследователь Бал Тилак (Lokmanya Bal Gangadhar Tilak, 1856-1920гг.) «Арктическая родина в Ведах» , британский математик, учёный, технолог, философ Джон Годолфин Беннетт (John Godolphin Bennett, 1897-1974гг.) «THE HYPERBOREAN ORIGIN OF THE INDO-EUROPEAN CULTURE» (Гиперборейское происхождение индоевропейской культуры) и другие.

Логичнее признать, что как раз эти люди, давшие начало индоевропейским народам и индоевропейским языкам (которые еще в 19-м веке назывались «арийскими»)  владели тогда всеми науками и искусствами, особенно математикой и астрономией. С другой стороны, о каком европейском невежестве может идти речь, если Европа была населена все теми же самыми «индоевропейскими» народами: кельтами, галлами, иберийцами, этрусками, даками, иллирийцами, македонцами, фракийцами и т.д.? Или речь идет о невежестве сменивших их британцев, германцев, португальцев, испанцев, итальянцев и греков? Тогда о вытеснении каких «татаро-монголов» из Европы можно говорить, если все было с точностью до наоборот?

Следующий упомянутый в тексте историк, опять немецкого происхождения - Василий Васильевич Радлов

Родился в Берлине, там же закончил университет, в 1858 году переехал в Россию, Санкт-Петербург. Автор около 150 научных трудов. Правда, писал он их также на немецком языке, как и предыдущие историки. Но есть его книги (все, некоторые?), переведенные на русский язык. Например, «Атлас монгольских древностей», Санкт-Петербург, 1892. Вот фрагмент изображения с орхоно-енисейскими рунами оттуда:

Фрагмент эстамнажа с тукюэской надписи на оборотной стороне памятника Кюй-Тегина
Фрагмент эстамнажа с тукюэской надписи на оборотной стороне памятника Кюй-Тегина

Об этих рунах я уже писала в статье «Древние руны разных народов», о том, что они мало чем отличаются от других рун, распространенных по всему континенту Евразия. Имеется в интернете также его книга «Образцы народной литературы северных тюркских племен», 1866- 1094гг. в 10-и томах, каждый том по 450-700 страниц, 1й том, и далее по тегу «Радлов». Литературное наследие народов, проживавших на территории Сибири и Дальнего Востока, кому интересно.

И последний из упомянутых в вышеприведённом  тексте российских ученых, знавших о Тартарии:

Его книги есть в интернете:  4 тома «История русской этнографии», начиная отсюда , 3 тома «История русской литературы» В «Истории русской этнографии» Пыпин описывает также этнографию народов Сибири, в 4-м томе. В «Истории русской литературы» - древнюю письменность. Есть у него также книга «Подделки рукописей и народных песен».

Эти российские ученые знали о Тартарии, но в своих многочисленных трудах ее уже не упоминали (кроме Аделунга). Они пишут о вторжении татар в Россию или о татаро-монгольском иге, о котором, например, у того же Николааса  Витсена  не сказано ни слова. Как и у других авторов, писавших в 18-м веке и ранее. Или историки 19-го века знали  историю предыдущих веков лучше ее современников?

Я вот еще подумала об их продуктивности. Радлов -150 научных трудов, 50 лет он потратил на их написание, это примерно по 3 книги в год. Из которых только «Образцы народной литературы», 10 томов в среднем по 600 страниц. И это без современным средств коммуникации и передвижения (учитывая, что писал не художественные книги, а описывал результаты своих научных изысканий и исследований, для чего много ездил, много общался с людьми, и производил археологические раскопки. Сравнивая с современными историками, Александр Владимирович Пыжиков (1965-2019гг.)  -18 книг, некоторые их которых в соавторстве, и конечно, много научных статей. Но все равно, намного скромнее. Светлана Васильевна Жарникова (1945-2015гг.) – 79 научных изданий, среди которых я насчитала 13 книг, остальное – статьи. (Светлая им память!)

Советские историки 20-го века, знавшие о Тартарии

Но продолжаю цитировать фрагмент из книги  Жанин Яхер, посвященный переводу «Северной и Восточной Тартарии». Если в предыдущем отрывке речь шла об историках 19-го века, знавших о Тартарии, то  далее говорится о специалистах 20-го века:

«Незадолго до Второй мировой войны известные советские специалисты в области историографии Сибири, такие как М.П. Алексеев и А.И. Андреев пришли к тем же выводам, что и Аделунг и Пыпин. Они считали, что Витсен открыл «совершенно новую эру в европейском изучении Сибири», написав своего рода энциклопедическую работу, «основанную, среди прочего, на многочисленных русских источниках». Они также сожалели о том, что до сих пор не было доступно полное русское издание «Северной и Восточной Тартарии». В последней четверти 19-го века были переведены лишь несколько коротких выдержек о завоевании Сибири, обнаружении скифских курганов и доисторических сибирских надписей на скалах.»

Этот перевод был сделан Миллером. О чем я писала в статье «Неизвестный Миллер и его История Сибири» Упомянутые в тексте ученые:

Михаил Павлович Алексеев (1896—1981гг.) — советский литературовед, академик АН СССР (1958)[2]. Исследователь взаимовлияния русской и западноевропейской литературы, пушкинист. Александр Игнатьевич Андреев (1887 — 1959гг.)

Нашла в его книге «Очерки по источниковедению Сибири, выпуск II, XVIII век, 1-я половина», 1965г. упоминание о Тартарии, правда, только в названиях книг:

Упоминает Андреев также и книгу Витсена:

Вильгельмина Трисман трудилась над переводом «Северной и Восточной Тартарии» несколько лет. Наконец в начале 1950 года, была завершена первая версия ее перевода.

«Огромная рукопись была передана руководством музея группе научных специалистов на рассмотрение. Среди них были выдающиеся сибиологи, такие как Сергей Иванов, специалист по коренному сибирскому народному искусству, и профессор Александр Андреев, эксперт по историческим источникам Сибири XVII и XVIII веков. Николай Кюнер, непосредственный начальник Вильгельмины в качестве руководителя отдела музея Восточной и Юго-Восточной Азии, также был членом этого комитета. Востоковед Кюнер много знал о Тибете, Корее, Японии и Центральной Азии; районы, которые также широко обрабатывались в «Северной и Восточной Тартарии». 27 марта 1950 г. члены комитета встретились в МАЭ.
Все они были очень впечатлены выступлением Вильгельмины и во время встречи приняли следующую резолюцию: «Работа Витсена содержит много русского материала, который малоизвестен или даже совершенно неизвестен, и который также не сохранился в наших архивах. Поэтому эту книгу можно рассматривать как памятник, посвященный первым российским достижениям в области изучения Сибири и других азиатских стран. Это показывает вклад, который россияне внесли в науку в прежние времена. Вот почему желательно как можно скорее опубликовать законченный русский перевод, чтобы русский материал и информация, полученная Витсеном из других источников, стали доступными для науки ».

Информации о Сергее Иванове нет в интернете. Нашла только это: «Иванов, Сергей Васильевич (1895—1986) — советский этнограф и искусствовед.»

Кюнер, а значит, и все его ученики: Лев Гумилев, а также востоковеды Шкуркин П. В., Баранов И. Г., Мацокин Н. П., Панкратов Б. И., Пашков Б. К., Харнский К. А. знали о Тартарии. Однако политика Советского Союза не приветствовала упоминание иностранных источников:

«Комитет подчеркнул важность вклада России в книгу Витсена, которая была оправданной. В молодости Витсен однажды посетил Москву, но никогда не ездил в Сибирь и другие азиатские регионы. Во второй половине XVII века отношения между Нидерландами и Россией были особенно интенсивными, и Витсен сыграл в этом центральную роль. Он мог собрать так много данных о Сибири, только потому, что пользовался доверием царя Петра 1 и других высокопоставленных россиян.
Однако комитет не упомянул, что ученый бургомистр Амстердама также консультировался со многими нерусскими источниками и информаторами. И при этом она не упоминала, что в течение многих десятилетий Витсен приложил много усилий, чтобы собрать все эти данные и записать их в своей книге. Это не было совпадением. Когда Вильгельмина получила задание на перевод от Степанова в конце 1945 года, русские интеллектуалы все еще могли открыто говорить о взаимном культурном влиянии России и Европы. В 1950 году это стало совершенно немыслимо.
Учитывая политический и идеологический климат конца 1940-х годов, это было свидетельством смелости рекомендовать издание такой голландской книги, как «Северная и Восточная Тартария». Профессор Алексеев был обвинен в «раболепии по отношению к Западу» еще в 1947 году, и этнографы Кунсткамеры также стали жертвами Ленинградского дела. Вильгельмина была в восторге от признательности ученых членов комитета за ее титаническую работу. Но она также понимала, что ее перевод книги Витсена пока останется на полке и не может появиться в печати.
Тем не менее, она не оставляла надежды, что это когда-нибудь случится, и в течение многих лет она в свободное время продолжала проводить доработку и исправление перевода. Она смогла привлечь внимание к своей работе в профессиональных кругах, опубликовав различные научные статьи о «Северной и Восточной Тартарии». В результате советские ученые знали, что русская рукопись книги Витсена находится в Кунсткамере и что они получат квалифицированную помощь от переводчика, если будут с ней обращаться.»

На этом заканчивается  российская (вернее, советская) история с переводом «Северной и Восточной Тартарии». О ней знали и помнили. Но вслух предпочитали не говорить. Хотя очевидным остается факт: государство меняет названия, но оно до сих пор существует, уже на протяжении многих веков:

Список крупнейших государств в истории, Источник
Список крупнейших государств в истории, Источник

На самой верхней картинке только не правильно указано название. Не Монгольская империя, а Скифо-Сарматия или Сармато-Скифия, переименованная затем в Тартарию. И территория севера Сибири тоже в нее входила. Иначе бы Северо-Ледовитый океан не называли ранее Скифским, а затем – Тартарским. Что указано еще на карте Семена Ремезова:

Фрагмент карты мира из Хорографической книги Сибири, С. У. Ремезов, 1711г.
Фрагмент карты мира из Хорографической книги Сибири, С. У. Ремезов, 1711г.

Фрагмент карты мира из Хорографической книги Сибири, С. У. Ремезов, 1711г.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic