April 18th, 2016

ava

Древнерусская и древлесловенская БУКВИЦЫ

Древние языки есть система не столько чтения, а, в основном, система изъятия сокрытого смысла из этих текстов. Непосвящённые воспринимают всё написанное буквально, а знающие «ключи», то, что зашифровано. Поэтому фонетическое прочтение - это не «ключ» к постижению глубины, а, лишь, звуковое обозначение читаемых символов, дающее нам бытийное понимание древнего текста и ничего больше.

Читая фонетически, мы, как бы, скользим по поверхности информационного массива, не умея уйти на глубину. А всякое поверхностное знание считается неполным, искаженным, т.е. ложью. В понимании предков «ложь» (ложе - фонет.): находящаяся на поверхности (на ложе) - искаженная, не полная информация о чем-либо.

Чтобы понимать что-то глубинно, нужно освоить не сочетание букв, не буквонаписание, а соединение образов, соединение по сути: почему это говорится так, а это иначе и какой смысл в это глаголение вложен. Мы же всё время пытаемся привязать образ к конкретным словам, понятиям. Нужно осознать, что соединяются не фонетические отображения того, что мы именуем «словом», а образы. Что эти единые образы порождают новые единые образы, которые соприкасаясь с новыми образами, порождают ещё более новые образы. Поэтому каждый образ, соединяясь с другим образом, создаёт новый образ, порождая всё новые и новые образы, которые объединяются, откликаясь на зов вашей речи, вашей мысли. Вы их призываете, и они приходят. Вы их соединяете с другими и ещё, и ещё…В результате получается система ОБРАЗОВАНИЯ – призвание образа, образо ва(я)ние, тварение, а не система обучения через натаскивание. А когда вы научились образотварению, то ваш мозг переходит на образное мышление, образное мировоззрение, образное мировосприятие.

Это и будет самое правильное: нужно познать основу, чтобы понять всё остальное. И вовсе не случайно, что до 1917 года начальное обучение в обязательном порядке давало знание основ старославянского языка. С этого начиналось образование, т.е. умение соединять и понимать смысл буквиц и слов. А без этого умения (ключа), дающего доступ к древним текстам, остальное обучение почиталось безсмысленным.

Русский язык был и до сих пор пока ещё остается языком образов глубинного смысла, в отличие от европейских, дающих поверхностное (в ширь) понимание передаваемой информации.

Collapse )