i_mar_a (i_mar_a) wrote,
i_mar_a
i_mar_a

ПЛАВАНИЕ ПО ВАДДЕНЗЕЮ 2007 ДЕНЬ 5

День 1 День 2 День 3 День 4

19 июля, четверг

Подъем в 6.30. В 7 часов утра первая яхта в нашем ряду уходит. И надо еще успеть забрать электрический шнур, который я кинула вчера вечером с пристани через ту яхту и еще две промежуточные на нашу. Так тихо, полный штиль. Раз все равно уже встали и мотор запустили, и яхту отвязали, чтобы выпустить наших соседей, решаем оплавиться в путь и мы. На выходе с гавани слышим приближающийся звук мотора. Это начальник гавани. Неужели к нам? Ну конечно.
- Почему вы покидаете гавань не заплатив за стоянку?
Ур-с!
- Мы думали, что можно по почте послать…
Но начальник гавани Терсхелинга предпочитает расплату на месте. И как он в это громадном количестве яхт умудряется уследить, кто заплатил, а кто нет?... Но вот вопрос решен, мы прощаемся и отправляемся каждый в свою сторону – мы в море, а он обратно в гавань.



Погода хорошая и течение попутное. Прилив только начался. А ветра совсем нет, поверхность воды гладкая, как зеркало. Полная противоположность тому, что было вчера. Расправляем укороченный вчера большой парус на полный размер, поднимаем паруса, выключаем мотор и окунаемся… кажется, в абсолютную тишину. Но нет, пространство наполнено звуками, они лишь были скрыты от нас шумом мотора. И через мгновение наши уши, привыкшие к «тишине», начинают их различать. Это голоса невидимых птиц, перекликающихся между собой, всплески воды от невидимых под водой рыбок. Скрытый от глаза густонаселенный мир Вадензея… Но нет, одного его обитателя мы вдруг видим своими глазами: совсем рядом с нами из воды показывается голова тюленя с громадными, как у коровы черными глазами. Он с любопытством смотрит на нас какое-то время, а потом опять исчезает под водой.



Ветра почти нет, но течение толкает нас вперед. Если смотреть на воду, то кажется, что мы стоим на одном месте, но если посмотреть на расставленные рыбаками шесты, то оказывается, что мы движемся с довольно-таки приличной скоростью. Я развожу капучино. Кажется, что звук от ложки, бряцающий о стенки стакана, раздается по всей вселенной. Невольно начинаю колотить ложкой тише, вспомнив главную Вадензеевкую заповедь: Не забывай, что ты здесь не дома, а в гостях...
Оглядываюсь назад. Спокойное море как зеркало отражает небо, а небольшая дымка стирает границу между ними. Кажется, что парусники, идущие за нами, просто парят в воздухе.









12.00 Мы все еще идем вдоль Терсхелинга. Это большой остров, как и большинство Вад- островов вытянутый в длину – узкий и длинный. Но на горизонте уже виднеется следующий остров этой гряды - Амеланд. Отлив сменился приливом, так что течение теперь встречное, и ветер задул, и тоже встречный. Приходится сворачивать паруса и включать мотор.









В два часа проходим небольшой островок между Терсхелингом и Амеландом. Он относится к природному заповеднику, и закрыт для посещения. В одном месте фарватер подходит совсем близко к острову, но останавливаться на якоре там нельзя, только проходить мимо. Смотрю на остров в бинокль и понимаю почему. Это место лежбища тюленей. Их там довольно много. Лежат, греются на солнышке, переворачиваясь иногда с боку набок. Привыкли, видимо, уже к проходящим яхтам, не шарахаются, не прыгают в воду, продолжают себе спокойно лежать, изредка посматривая в нашу сторону. Несколько любопытных, видимо, молодых тюленей выныривают из под воды совсем рядом с нами. Хватаюсь за фотоаппарат, но вместо мордочки тюленя в кадре только несколько пузырьков на поверхности воды.





Фарватер заворачивает к югу, и мы удаляемся от острова тюленей. Машем им на прощание рукой: счастливо оставаться! А мы идем дальше. Северо-восточный ветер теперь с нами, до следующего поворота фарватера. Пользуемся этой возможностью, и поднимаем паруса, но встречное течение компенсирует силу ветра, сводя наше передвижение практически на нет. В какой-то момент замечаем, что мы продвигаемся больше назад, чем вперед. Приходится подключить мотор. А после следующего поворота фарватера и убрать паруса, которые становятся бесполезными при нашем продвижении на северо-восток. Ветер усиливается и становится очень холодно. Вижу, что на обгоняющих нас яхтах народ сидит в одних футболках. Не перестаю поражаться способности голландцев противостоять холоду. При такой температуре, влажности, и силе ветра ощущаемая температура очень быстро приближается к нулю. Какая там футболка? Натягиваю на себя непродуваемую куртку с подстежкой и капюшон. Пар костей не ломит…





В шесть часов вечера заходим в гавань острова Амеланд. Она намного меньше гавани Терсхелинга и заполнена до предела. Проходим в самый конец гавани, высматривая свободное место, но его нет. Разворачиваемся. Места как раз впритык. Невольно вспоминается выражение о слоне в посудной лавке. Смотрим, как бы кого не придавить… но, слава Богу, обходится без повреждений. Решаем идти на анкерную стоянку. Немного поздновато. До полного отлива всего полтора часа. Яхты, стоящие там на анкере, уже показали из-под воды свои подводное части. Это значит, что воды там по колено. А у нас глубина 90 см. Но где-то здесь проходит приток фарватера, идущий вдоль берега еще с полкилометра. Он такой маленький, что не обозначен на карте, до достаточно глубокий, чтобы мы смогли там пройти, по крайней мере, пока вода еще не совсем ушла. Главное, его найти. С первого раза это нам не удается, натыкаемся на мель. Заходим чуть правее, и мы в русле. Я постоянно пробую шестом дно и сообщаю Браму сколько сантиметров мы имеем в запасе. Так проходим довольно далеко. Когда русло начинает заметно мелеть, разворачиваем яхту к берегу, бросаем якорь и глушим мотор.
Первая якорная стоянка на Вадензее в этом году. Надо немного привыкнуть. Во-первых, не забыть набрать воды. Два ведра. Одно для ног, и второе - для мыться посуды. Для ног, потому что дно Вадензея не песчаное, а илистое - черная вязкая масса органических останков, смешанная с песком. Правда, этот слой не везде однородный. Где-то его почти совсем нет, а где-то по колено можно провалиться. Все от течения зависит. Там, где оно сильнее – больше песка, там, где меньше – ила. Ходить приятнее, конечно, по жесткому песчаному дну. Ну, а для яхты лучше мягкое, оно срабатывает как амортизирующая подушка, когда вода только начинает прибывать или убывать. Меньше днище повреждается, да и спать спокойнее.
И, во-вторых, не забыть, что во время отлива туалетом пользоваться нельзя!!! Яхтенный туалет работает по принципу насоса, качая воду снаружи внутрь. А выходное отверстие находится очень низко, и при полном отливе упирается в дно. Если забыться, и нечаянно качнуть, можно засосать внутрь песок, и все, что там лежит на поверхности: водоросли, ракушки. Система перестанет быть герметичной, и будет представлять собой, грубо говоря, откровенную дыру в днище яхты, через которую прибывающая вода легко проникает внутрь. Чаще всего такое случается именно ночью, когда ты сладко спишь. Поэтому лучше не забывать. Сначала без привычки это кажется, очень сложно, но потом привыкаешь: есть вода – в туалет, нет воды – за борт.
И, в-третьих, анкер. Его надо оттащить как можно дальше от яхты, в направлении ветра. Подальше, потому что длинная цепь держит лучше, а в направлении ветра, потому что ночью будет еще один прилив и еще один отлив, и важно, чтобы при возможных передвижениях яхты, она не запуталась в собственных цепях... Конечно, в гавани безопаснее, но зато анкерная стоянка романтичнее.





Продолжение
Tags: двое в лодке, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments