i_mar_a (i_mar_a) wrote,
i_mar_a
i_mar_a

Плавание по Ваддензею 2007 часть 1



Предисловие

За все разы плавания по Вадензею в первый раз этим летом решила вести дневник. Но прежде чем начать, расскажу, пожалуй, немного о нашем плавучем средстве:

Вайнанда



- так называемая plezierjacht (яхта для удовольствия), тип схау. Построена в 1970 году в традиционном стиле рыболовецкого судна, Яхта имеет длину 9, 5 м, ширину 3, 5 метра, глубину 90 см и содержит все те же помещения, что и обычный дом, только очень маленького размера: маленькая спаленка, маленькая кухонька, маленькая гостиная, туалетик, гардеробик, а так же -салон-библиотека, мастерская, сарай для инструментов, кладовая для съестных припасов, и даже... маленький винный погребок. Некоторые помещения совмещают в себе несколько функций. Весит наша красавица Вайнанда 7,5 тонн. Корпус ее металлический. А все остальное выполнено из разных пород дерева: мачта из лиственницы, мечи дубовые, мебель – тик.

Капитан

И нашей команде: Брам – капитан. Очень опытный. Это его 30-й (31? 32?) рейс по Вадензею. Он уже и сам точно не помнит. Урожденный голландец, родившийся и выросший в Роттердаме и, что называется, с молоком матери впитавший любовь к морю. Знает и чувствует его «нутром». Впервые побывал на Вадензее в студенческие годы и с тех пор влюбился в него навсегда. Сначала ходил с друзьями, потом купил собственную парусную яхту, небольшую, без каюты, а потом эту. Немного переделал ее: поставил более высокую мачту, заменил старые паруса парусами большего размера, мечи другой формы... В общем, от старой схау в ней мало что осталось. Но это – распространенное явление среди голландцев. Яхта – должна быть продолжением личности ее хозяина. Она так же индивидуальна, как и он, и второй такой в природе не существует.

помощник капитана

Я – помощник капитана, первый, второй и единственный. В прошлом, что называется, самая настоящая сухопутная крыса. Родившаяся в Сибири и выросшая в тайге, в нескольких тысяч километров от ближайшего моря. Впервые в жизни увидела его уже в зрелом возрасте. Плавать толком не умею до сих пор. Правда, снилось оно мне всегда во сне, и мечтала я о морских путешествиях. Вот и сбылось. Начала хоть имя свое оправдывать - Марина. Первое плавание было моим боевым крещением. Ощущение ужаса, паники и животного страха от отсутствия твердой почвы под ногами затмевали от меня вначале все другие впечатления. Ощущение своей ничтожности перед мощными, суровыми элементами, где ты один на один со стихией, где самый твой мощный крик тонет не услышанным в ее оглушительном реве, где твое умение и твое самообладание является единственной возможностью выжить... первая мысль была -бежать, бежать, и никогда не возвращаться. Но прошла пара месяцев, страх забылся, зато начали вспоминаться прекрасные восходы и заходы, приливы и отливы, голоса многотысячных птиц, небо от края и до края, вселенская тишина и покой... в промежутках между захватывающей дух своей мощью и красотой природной стихией. Захотелось вернуться туда опять, а потом опять и опять... Это мой 5-й рейс. Кажется, без Вадензея я уже не могу существовать...

Член экипажа



Мурка – член экипажа, неизменный и незаменимый. Урожденная москвичка. Но еще котенком она была привезена в Голландию одним московским музыкантом, который был постоянно так занят гастролями, что бедному животному приходилось подолгу оставаться одной или гостить то у одних знакомых, то у других. Пока кто-то не сжалился над ней и не предложил музыканту отдать ее в «надежные руки», т.е. Браму. Мурка была счастлива такой перемене в своей жизни, но страх остаться одной так и не покинул ее. Она согласна куда угодно и как угодно, только не оставаться одной в пустой квартире. Видит, что кто-то собрался уходить, быстро бежит к входной двери, ложится поперек порога и орет из всех своих кошачьих сил. Пока была жива мать Брама, Мурка на время его отсутствия оставалась у нее. А когда она умерла, встал вопрос: с кем оставить? Тот курит, у того собака... Да и жалко было нам оставлять настрадавшуюся Мурку незнакомым людям. На свой страх и риск взяли ее с собой. Все прошло благополучно. Казалось, что Мурка тоже наслаждается нашим путешествием. Не во время плавания, конечно, а во время стоянок, особенно в порту, где она с удовольствием поохотилась на разных птичек и мышек. И второй раз вопрос уже не стоял. Мы просто взяли ее с собой. Это тоже ее 5-е плавание по Вадензею.

Маршрут



Стартуем мы из нашего порта приписки – Monnickendam. Чтобы достигнуть Вадензея, нам надо преодолеть сначала Markenmeer, а затем JIsselmeer, а с ними и два шлюза. Первый - перед Enkhuizen, а второй – за Маккумом. Сначала наш путь лежит почти что вертикально на север, а в Вадензее он поворачивает на северо-восток, и пролегает то вдоль островов, то между островами и материком, то подходит ближе к берегу, в зависимости от фарватера. Съемка Вадензея была, видимо, сделана во время отлива. Поэтому отчетливо видны глубокие места – они более темные, и отмели –белые и зеленые.

14 июля, суббота

Всю неделю отправлялись в дорогу, и все никак не могли отправиться. В понедельник ездили за навигационной системой (GPS) в Роттердам. Брам хочет в это плавание идти с навигацией, чтобы наносить на карту места якорных стоянок и подходы к ним. Но электронной карты Вадензея не было в продаже. Пришлось ждать до среды, и ехать опять в Роттердам. В четверг ремонтировали машину, которая поломалась на обратной дороге с Роттердама. В пятницу собирались, паковали вещи, подготавливали дом к долгому отсутствию. В субботу, закупив продукты, выехали наконец из Амстердама в час дня, с твердым убеждением, что сегодня мы, наконец, выйдем в море. Но пока распаковали вещи, разложив все по полкам и шкафчикам, заправили бак водой и закрепили паруса, убранные на время зимнего периода внутрь яхты, оказалось, что уже четыре часа вечера. И, спросив друг у друга: «Ну что, отплываем?», - дружно завалились спать. Видимо сработал результат расслабления после всех этих перипетий, связанных с подготовкой к отплытию. Все взять, ничего не забыть… В море нет магазинов, а в гавани мы собираемся заходить по возможности как можно реже. Цивилизацией мы сыты по горло и в Амстердаме. На удивление Мурку в этот раз не пришлось искать по засусекам, где она обычно прячется в надежде, что минет ее чаша сия. Видимо, она так привыкла к нашим постоянно откладывающимся сборам, что уже не верила, что мы вообще куда-то поплывем…
Решаем отправляться в плавание завтра, а пока, чтобы не терять даром время, можно заняться установкой GPS-а, из-за которого, собственно, наше плавание и отложилось почти что на неделю. Но когда начали думать, куда его можно прикрепить, оказалось, что доступных мест практически нет. Выбрали тот, что побольше, с большим экраном, а теперь оказалось, что он нигде не помещается… После всех этих треволнений и разочарований готовить было вообще лень, и мы решили отметить многострадальное начало нашего отпуска походом в местный испанский ресторан.



15 июля, воскресенье

Встали рано, как и планировали, в 6 утра. Утро тихое и солнечное. Очень подходящее, чтобы отправиться в путь. Но…во всей этой суете мы совсем забыли помыть палубу. Выходить в море с грязной палубой – это не только верх неприличия, но еще и безответственности. В море чистота - вопрос жизни и смерти в прямом смысле слова. Грязно, значит скользко. Поскользнулся, упал, оказался за бортом… Мою палубу, а Брам проверяет все гайки, болты, смазывает, закручивает, привинчивает… Наконец-то кажется, наш корабль готов к отплытию.
8.20 выходим из гавани Монникендам. Ура! Неужели? Аж не верится! Но где та прекрасная погода, которая встретила нас сегодня рано утром? Ветер усиливается, небо темнеет, через некоторое время падают первые капли, а еще через некоторое - сверкает молния, и мелкий моросящий дождик превращается в настоящий ливень. «Плавный» переход от жизни городской к жизни среди элементов! Но постепенно начинаем адаптироваться. С каждым километром все дальше от городской суеты. Поступающая в мозг информация сворачивается до минимума: снизу вода, сверху небо, линия горизонта посередине, нос яхты впереди и компас перед носом. Это все.



С информацией уходят и мысли. Суета отшелушивается, как последняя земная пыль, сносимая морским ветром с палубы. А беспокойство обо всем подряд сменяется беспокойством о настоящем моменте. Жаль, что дует северо-восточный ветер, и мы не можем идти под парусом, потому что наш путь лежит как раз в северо-восточном направлении, в Вадензей. Идти на моторе не доставляет никакого удовольствия. Шум, вибрация, а кроме того, это движение инородно для парусника, к которому он, по-моему, совсем не приспособлен - он не скользит вдоль волн, а режет их напролом, и надо прилагать неимоверные усилия, чтобы удерживать руль в одном положении. Мы постоянно меняемся, но, конечно, вахта Брама длится намного дольше моей.
12.45 Подходим к первому шлюзу, тому что соединяет Markenmeer с IJsselmeer.



Меер по-голлансдки означает озеро. Когда-то раньше оно было морем (Zuiderzee), частью Вадензея, но в 1932 году его отгородили дамбой от Вадензея, а потом и само отделенное море перегородили еще раз дамбой, желая одну половину полностью осушить. Потом, правда, передумали, а дамба так и осталась. И нам теперь, чтобы попасть в Ваддензей, надо преодолеть два шлюза. Первый шлюз самый новый, и поэтому самый удобный из всех, что встретятся на нашем пути. Все равно немного волнуюсь. Шлюз – это всегда испытание для меня. К счастью, дождь ослаб, и видимость заметно улучшилась.
13.00 Благополучно проходим шлюз. Единственный казус - я три раза бросала швартовый канат, и так и не смогла зацепиться за кнехт. Или сноровку за год потеряла, или швартов был слишком короткий. Хорошо, что мужчина с соседней яхты выскочил на стену шлюза, и помог мне.
Сразу за шлюзом – Энкхаюзен (Enkhuizen), очень популярный среди туристов и мореплавателей портовый городок. Погода такая, что продолжать наше путешествие сегодня совсем не хочется. Заходим в гавань, и не пытаясь даже найти свободное местечко у причала, бросаем якорь на якорной стоянке, с прекрасным видом на музей под открытым небом.
Это вполне тихое, спокойное место, только дно здесь мягкое, илистое, и не всегда хорошо держит якорь. Прежде чем снять с себя мокрую в одежду, и спрятаться от дождя в каюте, следим, хорошо ли якорь держит яхту, и не сдувает ли нас ветром в сторону других, стоящих на якоре, яхт? Вроде все нормально. Раздеваемся снаружи, чтобы не нести влагу внутрь. Я варю суп, из пакетика, конечно же . Так хочется чего-то горячего внутрь в эту промозглую погоду.
Вскоре выглядывает солнышко, сразу становится теплее и все быстро высыхает. Сижу с фотоаппаратом на палубе, пытаюсь поймать в объектив чомг, которые то выныривают из-под воды, то ныряют опять. Чомги – отличные ныряльщики, и под водой могут находиться очень долго, никогда заранее не угадаешь, когда, и в каком месте они вынырнут.
Вечером - первый романтический ужин на свежем воздухе, с видом на закат



Продолжение
Tags: двое в лодке, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments